21:31 

Черт-2 (философии чуток побольше)

Я - часть той силы, // Что вечно хочет зла // И вечно совершает благо (с)
Продолжение первой части. Впроде как лучше получилось



Черт стоял на краю пропасти. В этом не было ничего символичного, он просто там стоял. Стоял и смотрел вниз. Ветер обдувал его, шевеля волосы и заставляя края рубашки трепетать. Из-под ног сыпались мелкие камешки. Они прыжками скатывались вниз, высоко и как-то неуместно весело подпрыгивая.
Черт смотрел в пустоту. Его взгляд застыл и был почти стеклянным. Он не двигался, замер. Руки были сложены на груди, воротник рубашки расстегнут. Черт казался ненастоящим, неживым. Неспособным двигаться. Жизнь как будто ушла из него.
Ветер катал по земле давно потухшую сигарету.



Она шла по шоссе. Клешеные продранные джинсы, клетчатая рубашка поверх футболки с изображением любимой рок-группы. На руках - браслеты и тяжелые кольца. За плечами рюкзак. За спиной - старая жизнь и новый дом. Она не смогла прижиться там и снова ушла куда-то туда, вперед.
Она уже привыкла откликаться на имя, данное ей в компании сто лет назад. Настоящее фигурировало лишь в паспорте, лежащем на самом дне рюкзака - ну кто будет проверять документы у такой милой девушки, когда с ней можно просто поболтать за жизнь?
В небе были звезды, в небе была Луна, в небе была свобода. Она тихонько напевала какую-то песенку, периодически прерывая ее, чтобы прислушаться, не едет ли сзади машина. Машин не было, и она продолжала топтать дорогу.

Она не поняла, когда вдруг стала слышать шаги сзади. Их не было, она не заметила, чтобы они приближались. Просто вдруг услышала чью-то легкую поступь. Она резко повернулась, приготовившись защищаться всеми подручными средствами (рюкзаком с размаху - это не так уж и мало), и встала, как вкопанная.
Перед ней стоял юноша. Сколько ему было лет она не могла бы сказать, но с виду он был ее ровесник. Черная просторная рубашка с расстегнутым воротником была заправлена в дорогие черные брюки. Лаковые ботинки без единой пылинки. В губах зажата сигарета. Она принюхалась - пахло вкусно, значит настоящий табак. Руки засунуты в карманы брюк, взгляд из-под черной челки тягучий и грустный. Она решила, что такого типа опасаться не стоит, и облегченно выдохнула.
- Закурить будет? - миролюбиво поинтересовалась она, на практике зная, что ничто так не сближает людей, как общая беда, общая водка и общие сигареты. Беды, слава Создателю, не наблюдалось, водку она терпеть не могла. Оставались сигареты.
Незнакомец молча полез в карман и вытащил оттуда пачку дорогих хороших сигарет. Взгляда он не сводил, и она невольно поежилась. "Что за черт..." - пронеслось у нее в голове.
- А огонька?
Ей показалось, что юноша полез в карман за зажигалкой. Ей показалось, что он даже провел пальцем по колесику, возвращая из небытия кремень. Но ей показалось, что на самом деле он просто щелкнул пальцами.
На конце сигареты вспыхнул огонек, она затянулась.
- Спасибо. Можно дурной вопрос? Откуда ты такой разодетый на трассе? - сделала она последнюю попытку расшевелить незнакомца. Он молчал, наверное, минуту. Не сводя с нее тяжелого взгляда. Стоял не шевелясь, как суровый и жуткий памятник непонятно чему.
- Взялся по твою душу, - ответил он без тени улыбки.
- Ну-ну, не ты первый! - несколько бодрее, чем хотелось, усмехнулась она. Странный тип вызывал у нее странное чувство беспокойства, но она привыкла общаться с разными людьми, так что еще один псих роли не сыграет.
- Тебе куда? - спросила она, вновь закидывая рюкзак за плечо.
- Туда же, куда и тебе, - ответил незнакомец. Он так и не шевелился.
- Ну тогда потопали.

Они шли уже довольно давно, и она начинала уставать. Шаги ее делались все медленней, она чаще оттягивала лямки рюкзака, на уровне подсознания надеясь, что он станет от этого легче. Где-то в глубине ее мыслей Черт видел легкое раздражение, что он не предлагает ей свою помощь. Она бы, конечно, отказалась, но все-таки...

Черт за мгновение прикрыл глаза.
Все умирают. За кем-то приходят ангелы. За ней пришел он.
В нескольких сот километров от них водитель-дальнобойщик сейчас встретил своего старого приятеля. Они пойдут пить вместе. Но потом вспомнят про сроки и снова сядут за руль. Точнее, один сядет, а второй заснет в несущейся машине. Скоро она будет здесь.
- Все, стоп! - Девушка опустилась на камень у дороги. Скинула на песок рюкзак, медленно и глубоко дыша. Закатала рукава, обнажив загорелые на летнем солнце запястья. На правом был широкий вязанный браслет, полностью закрывающий вены. Она поймала взгляд Черта и пояснила:
- Я когда мелкой была решила себе вены порезать. Что-то мне жить невмоготу стало. - Она улыбнулась, вспоминая детские переживания, - Чтоб уж точно не передумать даже бритву папину в другую руку взяла. Сидела так у окна, родители на дачу уехали, и смотрела в окно... На звезды. Думала, что больше никогда их не увижу. Полоснула. Но неумело, поперек. Надо бы еще раз было резануть, а я что-то в окно уставилась снова. Жалко было со звездами расставаться. Смотрела-смотрела, а потом вдруг увидела в небе какую-то точку. Красную. Она пронеслась так, знаешь, по небу и исчезла. Я решила, что это знак и убрала бритву. Наверное, не сильно хотела резаться. Если бы действительно хотела - пофигу бы было.
Черт молчал. Она ждала от него какой-то реакции - понимания или осуждения - но он молчал. Он молчал и смотрел на нее. Сквозь эту девушку он видел девочку, которая сидела у окна когда-то давно, с бритвой в дрожащей руке, заплаканная и заляпанная собственной кровью. Которая потом, с неумело перевязанной рукой, залитой и перекисью и йодом, пыталась стереть с паркета пятна крови, чтобы вернувшиеся родители не задавали вопросов. Он мог знать про нее все, но не хотел.
- А ты не устал? - спросила она, видя, что Черт продолжает стоять. Он отрицательно покачал головой. - Или брюки боишься испачкать? - решила она поддеть его.
- Я не устал.
Он прислушался. Где-то очень далеко был слышен пьяный хохот...
Она покосилась на полную Луну.
- Повыть, что ли? - вслух подумала она. - Ты меня за сумасшедшую не примешь?
Впервые ей показалось, что на лице Черта что-то дрогнуло.
- Нет, - пробормотал он.

Она любила выть на Луну. Высоко закинув голову, так, что местами крашенные волосы касались поясницы, она сжала зубы и как-то гортанно взвыла. Наверное, волки в лесу умели это делать лучше, но она вложила в вой все, что было у нее на душе. А там было немало.

Асфальт под ногами никак не хотел приводить какому-то городу. Ее оптимизм и жизнерадостность почти закончились, она выдохлась и не хотела больше разговаривать с этим странным парнем. Идет и идет, черт с ним.
Вдруг она остановилась и прислушалась, напряженно вглядываясь в темноту позади себя.
- Ты ничего не слышишь?
- Нет, - первый раз за свое существование соврал Черт.
- Странно...
Они шли еще какое-то время. Она порывалась остановиться и прислушаться еще несколько раз, но махала рукой и шла дальше, свесив голову на грудь и периодически заправляя за ухо лезущую в глаза прядь.

Черт задумался. Фура с пока еще борющемся со сном водителем приближалась. Но что-то было не так.

Она вздрогнула, резко обернулась на гудящий звук мотора, музыки и разрываемого воздуха. Глаза ее распахнулись навстречу несущемуся бамперу и шквалу дальнего света. Машину заносило, спящий шофер болтался на руле. Доля секунды.
- СТОП.
Когда-то таким голосом, остановили движение планет. Остановили извержение вулкана. Волна цунами успокоилась и ушла обратно в море.
Машина остановилась. Не затормозила, пролетев длинный тормозной путь, а просто замерла. Она сидела на асфальте, уперевшись руками в вылетевший на трассу песок, и дрожала. Рюкзак отлетел в сторону, она часто моргала. Бампер машины был в нескольких миллиметрах. Ее трясло.
- Вставай, - Черт подошел к ней и глядел сверху вниз.
- Не могу, - пролепетала она. Голос ее не слушался.
Черт взял ее за локоть и рывком поставил на ноги. Она начала падать, но он подхватил ее и, крепко взяв за плечи, тряхнул.
- Рита, приди в себя!
Она вздрогнула, помотала головой и уставилась на Черта.
- Откуда ты знаешь?...
Черт не слушал ее. Он подошел к машине, легко вскочил на ступеньку и заглянул в кабину. Шофер, сползающий с руля, замер в воздухе, левым локтем задевая руль, а правым уже упираясь в кресло рядом с водительским.
Черт щелкнул пальцами, и машина исчезла. На асфальте остались длинные черные следы сожженной резины. Чуть вдалеке рухнуло сбитое дерево. Послышался глухой взрыв.
- Что происходит? - спросила Рита, подходя к Черту и пытаясь заглянуть ему в глаза. Они были абсолютно черными.
- Ничего особенного. Машина с бензином врезалась в дерево.
- Она только что чуть не врезалась в меня!!! - Рита вдруг сорвалась на крик. Глаза ее мгновенно повлажнели и покрылись тонкой пленкой слез.
- Да что за черт происходит???
Черт размахнулся и дал ей пощечину.
Но он не слышал ее. Он не слышал сейчас ничего, даже себя. Особенно себя. Он не понимал, что за сила заставила его остановить машину и все вокруг. Даже Солнце за какое-то мгновение замерло в ожидании его воли. Впервые Черт не понимал, что происходит. А когда понял, где-то там, наверху, родилась сверхновая.

Они шли по дороге, не разбирая ее. На какое-то время их пути сошлись.
- Ну и каково быть Чертом? - спросила Рита, поддавая носком ботинка камешек.
- Не знаю. Нормально. Я был им всегда.
- Забавно, - Рита усмехнулась, куда-то в воротник рубашки, - ты уже второй раз спасаешь мне жизнь.
- Только не знаю, что из этого выйдет, - честно признался Черт.
Рита или пропустила его замечание мимо ушей или решила не замечать.
Она смотрела на их ноги, которые мерно мелькали у нее перед глазами, и по которым можно было отсчитывать прошедшие секунды. Одни ноги были в старых рыжих ботинках, которые исшагали уже немало километров. Вторые в лаковых ботинках. Они были такими новыми и чистыми, какими могут быть лишь только что сотворенные вещи.
- Ты странно одет для черта, - как бы невзначай заметила Рита.
- А ты ожидала кожу и черный цвет?
Рита вскинула голову, уперев в Черта внимательный взгляд. Ей показалось, что он пошутил, но на лице его не было улыбки. Где-то в глубине глазах мелькнула горькая усмешка.
- Ты можешь все?
- Почти. Могу расколоть эту планету пополам. Могу остановить планеты и поменять местами Луну и Солнце. Могу свести с ума и могу вернуть разум.
- Чего же ты не можешь?
- Дать смерть и дать жизнь. Ибо жизнь и смерть есть творение, а этого я не могу.

- Люблю звезды. Я могла бы смотреть на них вечно.
- Вечность это не так долго, как ты думаешь. А звезды все так же холодны.

Они шли и шли, а дорога под их ногами все не кончалась. Асфальт сменялся асфальтом, там и тут виднелись темные заплатки. Они молчали. Иногда Рита порывалась что-то произнести, но каким-то образом понимала, что Черт заранее знает все, что она хочет сказать. И они снова шли вперед, не проронив ни слова, ни звука. Только небо, только звезды.
Ночь все не кончалась.

Где-то далеко, очень далеко что-то изменилось. Какая-то кривая пошла не в ту сторону. Не туда выросла новая ветвь. Не там зажглась новая звезда.
Где-то далеко раздался странный звук. Вспышка опалила небо. С шумом оторвалось от земли и встало на место поваленное дерево. Раздался резкий в тишине звук работающего мотора.

Фура пронеслась рядом с Чертом, обдав его волной горячего воздуха и едва зацепив край рубашки.
Тошнотворный звук удара.
Ощущение сдавленного крика.
Отнесенный ударом в сторону рюкзак.
Прорванное дно и вырванная "с мясом" лямка.
Разбросанные вещи.
Сорвавшаяся с шеи цепочка.
Распахнувшийся паспорт.
Кровь. Кровь в волосах. Две алые струйки из носа. Такая же, только чуть более темная, из распахнувшегося рта. Запачканные кровью зубы.
Ссадины, в миг покрывшие тело.
Неестественно вывернутые руки, странно подвернутые ноги. Растерянные стеклянные глаза, смотрящие в небо. Смерть.
Черт стоял неподвижно. Перестала течь кровь. Потом запеклась. Засохли следы. Ветер унес клочья одежды. Ветер унес все.

Черт опустился на колени рядом с Ритой. Протянул руку с распахнутыми пальцами. Под тенью его руки все менялось. Ушла кровь из волос, исчезла с лица. Оно очистилось, ушли ссадины. Черт медленно проводил рукой над телом Риты.

Распахнутые небу руки. Раскрытые звездам глаза. Она лежала как живая.
Черт стоял над Ритой, скрестив руки на груди. Рубашка и брюки исчезли, теперь на нем была серая сутана. Черт стоял так неведомо сколько. Он знал, что ничего не изменится, и ничего нельзя изменить, и нельзя было изменить. Но он стоял и стоял, как будто ждал чего-то.
А когда даже само время потеряло смысл, Черт завыл. Где-то далеко сошла лавина, погребя под собой людей и животных. Где-то поднялась гигантская волна, и обрушилась на город. Где-то очень далеко взорвались и исчезли навсегда неведомые галактики.
Черт был всесилен. Почти.
Ночь все не кончалась.

Черт стоял на самом краю пропасти. Где-то мерцали огни спящих городов. Где-то рождались и умирали люди. Где-то была жизнь. Но здесь ее не было. Ветер трепал края сутаны, трепал волосы Черта. Он стоял и смотрел вниз. Смотрел в никуда. Он знал все, что было, и помнил все, что будет.
Но его уже не было здесь. Его не было нигде. Он был всем и был ничем. Он растворился в мире, который принес ему эмоции и дал то, чего никогда не было - душу.
Ветер катал по земле давно погасшую сигарету.

Ночь кончилась. На горизонте проявился рассвет.

@темы: сюжет: всё готово - где тапки?

Комментарии
2008-12-29 в 22:11 

A drawer & a honest art-thief.
Пожалуй, это действительно... "лучше" не скажу. Цельнее, пожалуй. В чём-то. Признаюсь, понятно не всё, но мне так нравится больше, спрашивать не буду.
Да, и первые два предложения заставили улыбнуться.

2008-12-29 в 23:33 

Я - часть той силы, // Что вечно хочет зла // И вечно совершает благо (с)
Спасибо :)
Пожалуй, первые два предложения мне и правда удались )
На самом деле, Черт - один из моих любимых героев, отпустить его было очень сложно. Это на самом деле 3 часть, кстати. Когда дописывала, чуть не ревела :) через полгода воскресила, добавила нового персонажа...
В общем, остановиться смогла только когда отношения с прототипом испортились :)

2008-12-30 в 19:25 

A drawer & a honest art-thief.
*улыбается* нормальный творческий процесс, в целом.

2008-12-30 в 20:02 

Я - часть той силы, // Что вечно хочет зла // И вечно совершает благо (с)
Вот - Черт
И ненормальные отношения)))

2008-12-30 в 20:26 

A drawer & a honest art-thief.
*пожимает плечами* и такое бывает.

   

Малая Тайная Обитель Графомана

главная