17:10 

Черт

Я - часть той силы, // Что вечно хочет зла // И вечно совершает благо (с)
Написано это было давно, так что можно считать новым ;)

Жил-был на свете Черт.
Он жил недалеко от набережной, поэтому часто, засыпая, слышал шум волн, набегающих на гранитный парапет. Черт любил по ночам смотреть на Луну из окна - полную или ущербную ему было все равно. Ему просто нравился этот огромный вселенский фонарь.
Черт любил думать о жизни. Особенно, сидя на подоконнике у открытого окна, прислонившись спиной к раме и медленно выдыхая дым в потолок. Тихий летний ветер уносил пахучий табачный дым в кроны деревьев и приносил Черту запах воды. Черт вздыхал, смотрел на Луну и, оставив сигарету тлеть в пепельнице, спрыгивал из окна на улицу и шел на набережную.
Ветер трепал рукава черной рубашки Черта, а он все смотрел на небо большими грустными глазами. Вокруг шли люди, шептались влюбленные, а Черт все смотрел и смотрел на Луну. Он склонил лохматую голову и сощурил глаза, пытаясь разглядеть пятна на Луне. Рука по привычке скользнула в карман в поисках мятой пачки сигарет. Но они остались там, на подоконнике. Черт вздохнул, и снова повернул голову к небу. Ему вдруг стало грустно. Так грустно, как редко бывает чертям и ангелам. И ангелам подавно. Черт запрокинул голову и заливисто завыл на Луну. Где-то далеко-далеко проснулись волки и, вскинув узкую морду к бесконечному небу, откликнулись на его крик. Где-то проснулся и захныкал маленький ребенок, заметался по камере свихнувшийся поэт... А Черт все выл и выл, пока хватало воздуха. И даже когда он кончился, Черт еще продолжал смотреть на Луну, как будто спрашивая ее обо всем, что его металось в его запутанном и мятежном духе. А Луна молчала... Черт опустил голову, опустился на бордюр газона и достал из воздуха полускуренную сигарету. В темноте мерцал красно-оранжевый огонек...
Сколько прошло времени прежде, чем Черт встал с примятой травы, он и сам не знал. Он развернулся, перешел дорогу, проходя невидимым воспоминанием через проезжающие машины, и вспрыгнул к себе на подоконник.
В комнате Черта было темно. В углу стояла квадратная кровать, сделанная из досок. В другом углу, напротив двери, стояла вешалка. На ней пылился длинный темный плащ с кровавым подбоем. Внизу была прислонена массивная трость черного дерева с тяжелым набалдашником из цельного изумруда. На венском стуле стоял цилиндр, в который была поставлена засушенная белая роза. В темной строгой рамке на стене висела фотография какого-то человека. Мужчина это или женщина в темноте было не видно, а свет Черту был не нужен. Он подошел к стене, поддел пальцем рамку и качнул ее, так,
что фотография едва не упала на пол. Черт вздохнул и повернул голову к окну, в котором висела огромная слепо-глухо-немая Луна, которая не видит несправедливости, не слышит просьб о помощи и не дает ни советов ни ответов.
Черт истерически захохотал. Так, что мурашки по коже пошли у соседской кошки. И столбом пламени взмыл в небо. Астрономы чуть не сошли с ума, пытаясь понять, что за метеорит вознесся в небо и гудящим потоком пламени пролетел мимо их здания.
А Черт взлетел в небо и завис в воздухе, косясь на Луну. Ветер трепал его черные кудри и рукава рубашки. Он думал о всем том времени, которое провел на земле. Он не был свободен, хоть был почти всесилен. К сожалению, было это "почти". Черт видел много всего, пока жил в этом городе. Он видел женщин, подходящих к самой воде и собирающихся прыгнуть. Видел девушек, смеющихся или плачущих. Он видел гордых юношей, которые не могли найти свое место в жизни и поэтому считали себя особенными. Он видел мужчин, одиноких среди большой семьи и большого города. Чем больше город, тем более одиноки его жители.
И вот теперь Черт не мог найти себе место. Что-то странное творилось с ним уже долгое время. Черт наклонил голову, бросил взгляд на гаснущие огни города внизу и полетел вперед. У него было много времени и много сомнений.
Черт летел вперед, около него мигали звезды - холодные и недосягаемые.
А в это время внизу кто-то открыл окно и посмотрел в небо.
Кто-то улыбнулся далеким звездам, прекрасно понимая, что никогда не сможет достать их. Улыбнулся Луне, зная, что она ничего не слышит и не видит.
Кто-то внизу вдавил пидаль газа в пол и понесся, не разбирая дороги и не замечая скорости. А на повороте увидел странную точку в небе и притормозил.
Кто-то поднес лезвие к венам. И застыл, подняв глаза к небу и следя за странной точкой в небе.
А Черт посмотрел вниз, на город, и решил, что он сюда еще вернется...

***
Кто-то внизу вдавил педаль газа в пол. Наклонил голову к рулю и бездумно уставился в темный, вязкий воздух ночи. Музыка, несущаяся из динамиков машины, заглушала все звуки мира за тонированными стеклами окон. Кто-то не слышал ничего, даже всего того грохота, что, подобно шлейфу, несся вслед за гладким корпусом машины. Кто-то ехал, обеими руками держа руль и поворачивая в самый последний момент. Кто-то бездумно гнал вперед, вжав в пол педаль...
Черт стоял на земле и смотрел в сторону шоссе. Оно было пустое, как ни странно, и только фонари по бокам выводили на асфальте пятна света. Черт прошел до середины и остановился. Его чуткие уши уловили едва слышимое шуршание шин. Через пару секунд он уже слышал гудящий рокот и чувствовал, как передаются через землю и асфальт низкие частоты грохочущей музыки. Рев двигателя. Черт повернул голову. Он увидел стремительно приближающиеся фары и бездумные, пустые глаза... Из-под колес уже вырывались языки пламени, пахло паленой резиной. Машина промчалась сквозь него,
только ветром обдала.
Черт сощурил глаза и посмотрел в след уносящемуся сгустку скорости.


Кто-то повернул руль так резко, что чуть не вывихнул себе запястье. Музыка стихла - песни кончились. "Все кончается..." - подумал кто-то и вытащил из кармана сигареты в помятой пачке. Наощупь. Не отрывая взгляда от прямой, как стрела дороги. Откуда на ней появился силуэт человека в черной рубашке кто-то так и не понял, но затормозил с размаху, оставив на асфальте длинные росчерки. Машину тряхнуло по инерции. Окно опустилось.
- Жить надоело? - выпуская дым, спросил кто-то.
- А тебе? - спросил Черт, наклонившись к окошку и всматриваясь в глаза водителя.
Кто-то замолчал. Усмехнулся.
- Подвезти?
Черт распахнул дверцу рядом с водителем и уселся на сиденье.
- Анна, - представилась хозяйка машины.
Черт усмехнулся, следя за ней в зеркало заднего вида.
- Черт, - честно представился он.
- Что за привычка у всех клички носить! - Анна сплюнула в открытое окно и глубоко затянулась. - Куда едем?
- Куда глаза глядят.
- Тогда вперед.
Анна откинулась на спинку сиденья и одним незаметным движением снова вдавила педаль. Так, что машина пробуксовала на месте.

Странный парень, шатающийся по шоссе среди ночи, молчал и следил за выражением лица Анны, что ее немножко раздражало. Он не смотрел на дорогу, не просил сбросить скорость. Не приставал, что было бы вполне понятно при ее внешности. Впрочем, ей было все равно. Заговорить он тоже не пытался. Только ухмылялся да посверкивал красновато-оранжево-карими глазами. Джинсы, рубашка. Ничего особенного. Но на душе у Анны было немного неспокойно - ей казалось, что происходит что-то странное и непривычное. И неправильное.

Черт косился на дорогу и прикидывал, сколько осталось жить этой сумасшедшей гонщице, не разбирающей дороги и держащейся за руль только по привычке. Она не управляла машиной, она смотрела, чтобы та проехала максимальное расстояние перед тем, как врезаться во что-нибудь. Короткие медно-рыжие с черным волосы Анны трепал ветер, врывающийся в два открытых окна. Она странно смотрелась в этой спортивной машине в своем дорогом костюме и в туфлях на каблуках. Черт оглянулся - на заднем сиденье валялся пиджак и сумочка. Он достал из кармана сигареты и закурил, выпуская колечки пахучего дыма. Ему было любопытно.
- Почему ты так едешь?
Анна вздрогнула и повернула голову. Она настолько ушла в бессмысленное разглядывание трассы, что забыла про попутчика. "Надо бы высадить его от греха подальше.." - подумала она, но на педаль тормоза не нажала. Лень было шевелиться.
- Потому что хочется.
Черт затянулся сигаретой и резко выдохнул вместо дыма короткий язык пламени. Анна от неожиданности ударила по всем педалям сразу, крутанула руль. Машина вильнула, чуть не врезавшись в дерево, но выпрямилась и погнала дальше.
- Что за черт??? Ты что творишь?? - она скосила глаза на странного парня, который продолжал ухмыляться как ни в чем не бывало.
- Какая тебе разница? - Черт резко повернулся к ней и уставился ей в глаза. - Тебе же наплевать на свою жизнь. Почему бы не пошалить чуть-чуть?
Анна забыла про дорогу. Она смотрела в его красно-оранжевые глаза и, казалось, могла разглядеть там перекатывающиеся искорки. А, правда, какая разница?
- Шали, - она несколько натянуто улыбнулась и снова посмотрела на дорогу. - Сколько угодно.

Темная машина неслась по дороге. Из нее тянуло дикой музыкой, отчаянием и бесшабашной глупостью.

- Как себя чувствуют самоубийцы? - спросил Черт, не отрывая взгляда от дороги, выхватываемой фарами.
- Хреново, - Анна затянулась. - А что?
- Любопытненько.
Повисла пауза. Анне показалось, что это странный тип смеется над ней - почему у него не сходила улыбка с губ, хотя он был в такой же опасности, как и она. Ведь он понимает, что она не следит за машиной. Ей на секунду захотелось объяснить этому человеку, что она не слаба, это не трусость заставила ее гнать машину вперед, унося мысли. Но она промолчала - все равно не поймет.
- Я бы понял. Человек, который так гонит машину уже не совсем трус. - Черт замолчал и испытующе посмотрел на Анну.
Анна выгнула бровь.
- Я что, уже вслух думаю?
- Нет, - Черт улыбнулся, - ты думаешь слишком громко.
- Прико-о-ольно... - протянула она по старой привычке. - Теперь уже и мысли мои можно слышать. Вот здорово-то!
Черт не ответил. Он отвернулся к окну и следил, как мелькают деревья.
Анне стало неуютно.
- У меня неприятности.
- С приятностей так не гоняют.
- У меня... - Анна замолчала, пытаясь проглотить комок в горле. - У меня муж исчез. Это Игорь его куда-то утащил, я знаю. Черт... Позвал в кабинет, сказал, что ему мой муж всегда мешал, а он скрываться не привык. А я вышла, спокойная, как дохлый мамонт, села в его машину и... Так и еду... Исчез мой Вадик...
Она замолчала, ожидая реакции. Если бы этот парень сейчас принялся ее утешать и соболезновать, она бы гордо сказала "Заткнись" и дальше они бы ехали молча. Пока бензин не кончится.
- Если ты думаешь, что я сейчас буду тебе сочувствовать, то сильно ошибаешься, - Черт выкинул сигарету в открытое окно и тут же начал новую. - Это твое дело. Твоя жизнь. Я не собираюсь в нее вмешиваться. И оправдываться передо мной было совсем не надо.
Анна глубоко вздохнула. Она чувствовала что-то типа разочарования. Ей не дали быть и сильной и гордой даже в последние моменты жизни.
- Ты чем по жизни занимаешься? - Анна покосилась на своего пассажира и опустила руку на коробку передач.
- Живу. И за людьми наблюдаю.
- Интересно, конечно. Паразитируешь, короче.
- Можно и так сказать.
Снова повисла пауза. Какое-то время они ехали молча. Анна периодически начинала подтягивать несущийся из колонок мотив.
Черт посмотрел на нее долгим задумчивым взглядом. Там, внизу, он знал, от бесконечной гонки отказали тормоза. Что у машины, что у водителя.
Он усмехнулся и резко дал рогам вырасти из головы, коже стать более темной.
- Господи! - вскрикнула Анна, заметив боковым зрением его перемены, и дала по тормозам.

***
Ветер тихо шевелил траву. С обрыва был виден весь город. Как на ладони. Внизу стояла перевернувшаяся машина. Колеса ее еще крутились, почти сгоревшая резина шин висела лохмами.
Черт стоял у самого края, засунув руки в карманы брюк, и курил. Огонек задумчиво светился в темноте. Ветер шевелил его кудри и трепал рукава рубашки. Черт, щурясь, всматривался в точки огней города.
- Ну и что теперь? - Анна, босая, в порванной юбке и запачканной блузке, подошла к Черту и встала рядом. - И куда теперь?
Черт пожал плечами.
- Я тебе уже говорил, что твоя жизнь, и я в нее вмешиваться не собираюсь. Ты же так хотела смерти...
Анна вздохнула и опустила голову.
- Я не знаю, что мне теперь делать. - Она подняла взгляд на Черта.
- А я тебе не ангел, чтобы на путь истинный наставлять. И не апостол, чтобы жизни учить.
- Да уж я заметила, что ты не ангел... - Она вынула изо рта Черта сигарету и затянулась сама.
Они постояли еще немного, молча. Смотрели на город. Где-то там был ее дом. Где-то там искал свою машину и страшно ругался Игорь. Где-то там был тот, кого она называла Вадиком. Живой или мертвый.
Анна вышла на трассу и пошла вперед. Она сделал несколько шагов и обернулась к Черту.
- А ты куда теперь?
- Дальше, - ответил он, не поворачиваясь, - Мой путь только начался.
- Ну ладно... - она поддала ногой камешек и тут же сморщилась от боли. - А я пойду вперед. Куда-нибудь дойду.
- Дойдешь, - согласился Черт.
- Ну, я пошла... - Анна постояла еще минуту, ожидая, что Черт скажет что-то, типа "Я с тобой". Но он молчал, повернувшись к ней в профиль и продолжая смотреть на город.
Она прошла уже довольно много, когда услышала тихий шорох за спиной.
Свет Луны выхватил мужскую фигуру в рубашке. Лица видно не было.
- А ты кто? - спросила Анна, слегка улыбнувшись. Как бы извиняясь за странный вопрос.
- Черт. - Честно признался Черт.

Луна светила с неба все так же ярко. Ветер обдувал лицо Черта. Он смотрел вслед этой заблудшей душе, которая шла по трассе и не чувствовала ни холода, ничего уже. Она и от боли-то морщилась по привычке.
А дорога Черта еще только начиналась...

@темы: сюжет: всё готово - где тапки?

Комментарии
2008-12-27 в 23:12 

A drawer & a honest art-thief.
оригинально. и приятно в чём-то. ;)

2008-12-28 в 01:20 

Я - часть той силы, // Что вечно хочет зла // И вечно совершает благо (с)
Ух ты, а вот и главное действующее лицо... Там дальше есть, народу нравилось, могу поделиться...

2008-12-28 в 15:19 

A drawer & a honest art-thief.
Почему бы нет?

2008-12-29 в 12:44 

Я - часть той силы, // Что вечно хочет зла // И вечно совершает благо (с)
Вот - Черт
Постараюсь вечером кинуть продолжение))

2008-12-29 в 21:34 

Violettmoon
Рано или поздно. Так или иначе. ©Макс Фрай
Замечательно! Очень красиво и оригинально!

Тапки:
Где-то далеко-далеко проснулись волки и, вскинув узкую морду к бесконечному небу, откликнулись на его крик. Где-то проснулся и захныкал маленький ребенок, заметался по камере свихнувшийся поэт - повторчик вышел...

В углу стояла квадратная кровать, сделанная из досок. В другом углу, напротив двери, стояла вешалка. - тоже. Далее по тексту еще одно "стоял" есть.

Так, что мурашки по коже пошли у соседской кошки - не тапок, а так, интерес. У кошек бывают мурашки?:)

Музыка, несущаяся из динамиков машины - ну вот лишнее тут слово "машины". И по смыслу, и потому, что оно в следующем предложении повторяется.

Из-под колес уже вырывались языки пламени, пахло паленой резиной. Машина промчалась сквозь него,
только ветром обдала. Черт сощурил глаза и посмотрел в след уносящемуся сгустку скорости.
- если честно, только со второго прочтения поняла, что это она тормозила с языками пламени из под колес... хотя сомневаюсь, возможно ли такое. Запах -да, дым - да, пламя - вряд ли.
Если машина пронеслась мимо, пусть даже уже и тормозя, то как Черт оказался рядом с ее окном?
А еще я запуталась, в какой момент стихла музыка? Судя по всему, до того, как машина начала тормозить и, соответственно, до того, как Анна увидела Черта. А он музыку слышал практически за несколько секунд до столкновения, судя по тексту. То есть, она его увидела едва ли не в последний момент. Тормозной путь на той скорости, с которой она ехала, ох не маленький будет! Что еще раз поднимает вопрос как Черт оказался рядом?
А вообще, после таких выкрутасов резина становится "квадратной" и "лысой". На такой особо не погоняешь - машина будет скользить и срываться в занос от малейшего неосторожного движения руля. Хорошо, если колеса не лопнут в скором времени вообще. Хотя это нам и нужно было, да?:)

Там, внизу, он знал, от бесконечной гонки отказали тормоза. Что у машины, что у водителя. - не от гонки они отказали. От резкого торможения с большой скорости повредиться могли. Или от износа. Сама по себе езда на большой скорости тормозам до лампочки. Иначе автоспорта бы не существовало. :) Вот тормоза у водителя - другое дело, они могли!:-D

Внизу стояла перевернувшаяся машина. - если перевернувшаяся вверх колесами, тогда уж лежала, а не стояла...
Колеса ее еще крутились, почти сгоревшая резина шин висела лохмами. - а от чего резина вдруг сгорела и излохматилась? Однозначно, не от полета в кювет. Если от того самого торможения, то далеко ж она уехала на таких шинах!

:)

2008-12-30 в 13:23 

Violettmoon
Рано или поздно. Так или иначе. ©Макс Фрай
А, вот еще:
Черт стоял на земле и смотрел в сторону шоссе. Оно было пустое, как ни странно, и только фонари по бокам выводили на асфальте пятна света. Черт прошел до середины и остановился
Не сразу понятно, до середины чего он прошел. Потом доходит, что до середины шоссе. С толку сбивает фраза "смотрел в сторону шоссе" - как далеко/близко он от него находился, вроде бы не совсем рядом, чтоб вот так разом оказаться на середине дороги?

2008-12-30 в 15:45 

Я - часть той силы, // Что вечно хочет зла // И вечно совершает благо (с)
Violettmoon
Про повторы в общем согласна, хотя деться куда-то от них трудно.

У кошек бывают мурашки?:)
А под шерстью не видно. Почему бы нет? )

теперь по поводу всяких "машинных" моментов. Машины у меня нет. И не уверена, что когда-нибудь будет. А в тексте она мне была нужна. Так что - я просто не знаю, что там с ней бывает. От чего тормоза отказывают (ну фраза получилась красивая - и про машину и про водителя), от чего покрышки стираются... Анна в принципе летела навстречу смерти.

Теперь насчет перемещений Черта. Он же черт! Он может как угодно и куда угодно. Так что тут советую не заострять внимание - он метафизическая сучщность, что хочет - то и творит.

Продолжение кинуть, чтобы было где развернуться? ))))

   

Малая Тайная Обитель Графомана

главная